Rambler's Top100
История Суфизма
Цель и путь Суфия
Пророк и шейхи
Шейх и ученик
Путь постижения Бога
О чудесах
Суфизм и наука
Суфизм в России
Библиотека
Изречения Мудрых
Гостевая книга
Карта сайта
О проекте
Главная

 Подписаться на новости



М.Сыддик Гюмюш. Признание английского агента


Признание англйского шпиона (Окончание)


Признание англйского шпиона (Окончание)

Вышеперечисленные пункты документа были достаточно точно сформулированы, к ним прилагались карты, фотографии, рисунки, таблицы. Я не нашел ничего лишнего, все было предельно ясно. Поблагодарив секретаря за то, что он ознакомил меня с этим документом, я вышел из Министерства. В моей голове крутились различные мыслями.


Пробыв в Лондоне еще месяц, я получил приказ Министерства отправиться в Ирак для того, чтобы еще раз встретиться с Мухаммадом Абд-уль-Ваххабом. Секретарь попросил меня, чтобы я не допустил ни капли небрежности в отношениях с ним. И потом добавил: "Данные, поступающие от наших агентов, подтверждают искренность, надежность Мухаммада. Он полностью готов следовать нашим рекомендациям. Поговори с этим арабом откровенно, так, как это сделал наш агент в Исфахане. Из рапорта следует, что он готов действовать, но у него есть опасения. Абд-уль-Ваххаб боится, что, когда он начнет проповедовать, османское правительство захочет избавиться от него. Объясни ему, что мы обеспечим его безопасность в борьбе против властей и нейтрализуем влияние ученых-богословов. Скажи, что он может рассчитывать на то, что мы поможем создать какое-то подобие вооруженного лагеря сторонников его идей. Но, тем не менее, постоянно подчеркивай, что он должен вести борьбу своими мозгами, идеями; пусть не чувствует марионеткой в чьих-то руках. Министерство обеспечит его всем необходимым: деньгами, оружием. Намекни, что мы будем приветствовать, если он станет эмиром в своей стране. Скажи еще, что Министерство возьмет очень многое на себя".


Меня порадовали эти известия, и я задал секретарю вопрос, какая же задача теперь стоит передо мной. Он ответил, что министерство разработало специальную директиву по этому поводу, и вот ее основные пункты.


Новое движение должно:


1. Обвинять всех остальных мусульман в неверии, и из этого далее выводить то, что, значит, их разрешено убивать, забирать их имущество, продавать их и их жен в рабство.


2. По возможности, говорить о том, что надо разрушить Каабу. Здесь можно использовать тот предлог, что она является наследием доисламских культов, языческим капищем. Необходимо препятствовать


3.Подстрекать людей к неповиновению стамбульскому Халифу и к вооруженной борьбе с ним. Для этого необходимо подготовить отряды, которые начнут войну против правительства на аравийском полуострове и прилегающих к нему областях.

4. Постоянно утверждать, что гробницы, усыпальницы, могилы и другие святые места известных мусульман в Мекке, в Медине, а также и в других странах, являются проявлением язычества, многобожия, пренебрежением Сунны Пророка, и что все это надо разрушать. В определенной степени такие утверждения будут способствовать появлению атмосферы пренебрежения к Пророку, сподвижникам, имамам и к прошлому вообще.


5. Способствовать появлению анархии, беспорядков, террора, судебному произволу, самоуправству правителей.


6. Распространить Коран, хадисы с поправками, исправлениями и искажениями.


После того, как я ознакомился с этими шестью пунктами, секретарь сказал мне, чтобы я не боялся этого плана. "Нам надо будет претворять его в жизнь постепенно, шаг за шагом. На сегодняшний день первейшая задача состоит в том, чтобы посеять семена разложения исламского мира. За нами придут новые поколения, и они завершат то, что начато нами. Правительство Англии умеет ждать. Не совершил ли их Пророк глубочайший переворот в сознании этих полудиких племен? А ведь он простой араб. Я надеюсь, этот Мухаммад из Неджда повторит его успех", - заключил секретарь Министерства. После этого я получил разрешение руководства съездить домой и проститься с родными и близкими. Потом я отправился в путь.


После длительной поездки я, наконец, достиг Басры и сразу же пошел в дом Абд-ур-Риды. Несмотря на то, что была ночь, и я разбудил его, Абд-ур-Рида очень обрадовался, увидев меня. Я остался у него переночевать. Утром он сказал мне, что к нему приезжал Мухаммад Абд-уль-Ваххаб и оставил для меня письмо. Из него я узнал, что Мухаммад находится в Неджде на родине, там же был указан его адрес, и я отправился в путь.


Дорога была очень утомительной. При встрече Абд-уль-Ваххаб выглядел немного подавленно. Через некоторое время из разговора я узнал, что Мухаммад женился, и это сильно повлияло на его состояние. Я посоветовал ему развестись с женой - он так и поступил. Мы условились, что Мухаммад будет выдавать меня за своего раба, которого он посылал с поручением, и который только теперь вернулся.


Я пробыл при Абд-уль-Ваххабе в Неджде два года. За это время мы разработали с Мухаммадом примерный план действий и основы его учения. В 1730 году он потихоньку стал вести проповедь, начав с друзей и близких, и расширял ее с каждым днем. Вскоре вокруг него собралась группа сторонников. Когда появилась надежда на то, что от этих арабов может быть толк, мы снабдили их необходимыми средствами. Каждый член группы был готов ринуться в бой с врагами по первому же призыву Мухаммада.


Постоянно подбадривая Абд-уль-Ваххаба, я старался укрепить его убежденность в успехе предприятия. Ему требовалась охрана, для этой цели я привел специальных людей, наших агентов. Каждый раз, когда враги хотели противодействовать проповеди, мои люди быстро их устраняли. По мере расширения нашей деятельности, число противников росло.


Однажды нами была получена информация, что Мухаммада хотят убить. Тогда я принял все необходимые меры для предотвращения этого: повысил бдительность телохранителей и поддержал их материально. В результате, коварный замысел провалился. Когда нападки участились и становились все серьезнее, Абд-уль-Ваххаб попытался отказаться от своего призыва. Я не мог этого допустить, и стал подбадривать его словами, что Пророк испытывал гораздо больше трудностей, что преодоление вражды, человеческой злобы и невежества - это почетная обязанность, и, как любому защитнику истинной веры, ему требуется проявить стойкость и терпение. В эти дни мы могли подвергнуться нападению в любой момент.


Я щедро платил людям, чтобы они сообщали информацию о любых замыслах, готовящихся против нас. Наше движение нуждалось в поддержке местного населения, и мы старались представить попытки убить Абд-уль-Ваххаба, как свидетельство истинности его слов. В выступлениях наши сторонники проводили параллель со временами Пророка Мухаммада, говорили, что настоящих защитников Ислама всегда презирали и пытались убить. Мы подчеркивали, что, если бы у наших противников были бы веские аргументы, они не брались бы за оружие, а, как настоящие мусульмане, убеждали бы окружающих в нашей неправоте словами. Тех, кто склонялся на нашу сторону, мы старались поддержать материально, помогали им во всем, тем самым плотно связывая их с новым движением. В результате, еще больше людей стали нас поддерживать, а наши враги угодили в ими же вырытую яму.


Через некоторое время Мухаммад изменил точку зрения на ранее разработанный план. Он настоял на необходимости устранить из него следующие пункты:
разрушение Каабы - Абд-уль-Ваххаб не мог согласиться с тем, что эта святыня мусульман является наследием язычества; издание переводов Корана с изменениями - Абд-уль-Ваххаб не мог смириться с необходимостью этой меры.


Также он опасался влияния и авторитета потомков Пророка в Мекке, которые быстро выявят неточности. Он сказал, что, если мы будем выступать с такими идеями, то это вызовет преждевременный гнев властей в Стамбуле. А для борьбы с ними у нас пока не было достаточно сил. Он укорял меня за эти идеи, говорил, что мне следует внимательнее читать Коран и достоверные хадисы. Приняв все замечания Мухаммада Абд-уль-Ваххаба, я понял, что посягать на самые главные основы веры мусульман мы еще не можем.


Наше Министерство вело работу во многих направлениях. В результате нескольких лет усилий, был привлечен на нашу сторону Мухаммад бен Сауд, эмир Ад-Дарии. Об этом сообщил мне один из наших людей, специально прибывший в Неджд для этого. Налицо была необходимость объединить усилия Абд-уль-Ваххаба и эмира для распространения нового религиозного течения. Таким образом, учение Мухаммада Абд-уль-Ваххаба стало государственной религией Ад-Дарии, и это было началом возникновения того движения, которое получило название "ваххабизм".


После того, как бен Сауд высказал поддержку Абд-уль-Ваххабу, наши позиции еще больше укрепились. Министерство тайно снабжало это государство необходимыми финансовыми и другими средствами. Под видом рабов в Ад-Дарию были переброшены одиннадцать офицеров Министерства, которые прекрасно говорили на арабском языке и имели опыт боевых действий в пустыне Сахаре. Я и эти офицеры стали заниматься разработкой тактических планов, Мухаммад бен Сауд решал политические вопросы, а Мухаммад Абд-уль-Ваххаб был религиозным лидером. Каждый план, каждое мероприятие мы обсуждали все вместе детально. Я и остальные англичане, бывшие со мной рядом, женились на женщинах из местных племен. Таким путем мы установили тесные связи с туземцами, и дела стали идти все лучше. Сплоченность и централизация наших сил росла с каждым днем.


По материалам книги "Признание английского шпиона"
М. Сыддик Гюмюш. Waqf Ikhlas Publication, 1999



 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |  


Новое на сайте


Имам аль-Газали. Письмо к сыну

Где найти Истинного Шейха?

Виртуальные технологии "неисламского суфизма"



Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru


При использовании материалов ссылка на сайт www.sufizm.ru обязательна!
Copyright © 2002-2012 SUFIZM.RU. All right reserved. Дизайн: Эркен Кагаров kagarov@imadesign.ru
Вопросы и пожелания: dervish @sufizm.ru